Добро пожаловать в ваш личный кабинет
Клуба читателей журнала «Символдрама»
Здравствуйте! Приветствуем Вас в клубе подписки журнала «Символдрама»!
Здесь Вы сможете скачать для чтения свой свежий номер, прочитать раритетные статьи из старых выпусков и познакомиться с материалами,
которые не вошли в печатное издание.
Преимущества клуба
Вместе создаем креативное пространство любителей символдрамы!
Информация
Доступ к материалам, которые не вошли в печатное издание, а также к самым интересным статьям из предыдущих выпусков
Сообщество
Возможность комментировать статьи, задавать вопросы авторам и общаться в закрытой группе читателей нашего журнала
Подарки
Участие в розыгрыше подарков от редакции и в акциях от наших партнеров
Рекомендации по выбору формата для скачивания.
Мы предлагаем членам нашего клуба электронную версию журнала Лето 2021 «Отношения и любовь в психодинамическом подходе» в двух форматах.
Формат PDF – это формат электронных документов. Будет удобен для чтения с персонального компьютера. А также при использовании 9-ти дюймовых электронных книг.
И в формате EPUB. Это самый популярный электронный формат для "читалок". С ним работают ридеры Barnes & Noble и Sony, Pocketbook, Onyx, Wexler. Кроме того, данный стандарт электронных книг используют iPhone и iPad и поддерживает эппловская программа для чтения iBooks.
Если вы обладатель смартфона с операционной системой Android и хотите использовать формат EPUB рекомендуем установить программу для чтения Lithium.
Мы работаем над расширением линейки форматов для максимального удобства.
Приятного чтения!
Материалы, которые не вошли в печатное издание
Члены нашего клуба имеют доступ к библиотеке статей по символдраме и глубинной психологии, которая постоянно обновляется!
Выбирайте свой формат!
Мы уже готовим новый зимний выпуск журнала «Символдрама» 2022 для вас!

Приглашаем продлить членство в нашем клубе на период: январь - июнь 2022г., чтобы в полной мере насладиться нашим пространством.
Стоимость участия в клубе: январь-июнь 2022г.
Любитель
Для тех, кто любит качественное чтение и полезное общение в группе единомышленников!
300 ₴ (10€)
  • Членство в клубе 6 месяцев
  • Ваша ссылочка для скачивания свежего номера журнала «Символдрама» Зима 2022
  • Доступ ко всем дополнительным статьям клуба
Заказать сейчас
Для тех, кто ценит возможность полистать печатный экземпляр и собрать коллекцию в своей домашней библиотеке у нас специальное предложение!
Предложение действительно до 29.12.2021г.
Члены нашего клуба
- Любитель или Мастер -
могут также забронировать свой печатный номер с максимальной скидкой!
Вы по какой-то случайности оказались без своего печатного номера журнала «Символдрама» Зима 2020/2021?
Номер журнала «Символдрама»
Зима 2020/2021.
Номер посвящен теме «Стиль здоровой жизни».
Многие из представленных здесь статей являются продолжением выступлений и мастер-классов на Фестивале символдрамы, прошедшем в Киеве 10 октября 2020 г.
Большинство статей этого номера посвящены Кататимно-имагинативной психотерапии и ее применению в различных аспектах психотерапевтической практики. Многие наши коллеги поделились своим опытом использования символдрамы в сфере психосоматики и ведения здорового образа жизни.
Также на страницах нашего журнала вы можете прочитать интервью с гостями СимволдрамаФест2020: вице-президентом МОКИП, доктором медицинских наук Эберхардом Вильке; педиатром Татьяной Бойко и нутрициологом Анной Лопес.
Журнал Символдрама

Ральф Боле. "Сестры-тени" - 2 часть.

Развитие метода активного воображения

К.Г. Юнг в своей биографии «Воспоминания, сновидения, размышления», которая была опубликована после его смерти в 1961 г., подробно рассказывает о времени между 1912 и 1914 гг. Это было время напряженного душевного кризиса, который был вызван расставанием с Зигмундом Фрейдом. К.Г. Юнг пытался разобраться с охватившими его фантазиями и искал возможности справиться с ними и выразить свои внутренние образы и эмоции. В связи с этим он писал в 1913 г.:
"Чтобы вызвать фантазии, я часто представлял себе некий склон. Как-то потребовалось даже несколько попыток, чтобы опуститься вниз. В первый раз у меня получилось опуститься на глубину 300 м, в следующий раз это была уже космическая глубина. Это был полет на луну или как спуск в пустоту...
Я собрался с мужеством и пошел навстречу существам из моей фантазии словно настоящим людям. Внимательно слушал я, что они мне говорили.… Это убедило меня, что в душе есть вещи, которые я не делаю, а они сами делаются и живут своей собственной жизнью. Так постепенно я освоил психическую объективность, «реальность души»...
Первые имагинации и грёзы были как огненно жидкий базальт: из них кристаллизовался камень, который я мог обрабатывать.
Годы, в которые я занимался внутренними образами, были важнейшим временем моей жизни, в которое решилось всё самое важное. Тогда это началось, а более поздние детали были только дополнением и пояснением. Вся моя последующая деятельность состояла в том, чтобы обработать то, что в те годы поднялось из бессознательного и сначала переполнило меня. Это было исходным материалом, сырьем для дела моей жизни…
Подготовка состоит, прежде всего, из систематических упражнений, из исключения критического внимания, благодаря чему добиваются пустоты сознания, что способствует появлению лежащих наготове фантазий.
Это эмоциональное состояние по возможности делается осознанным, безоговорочно погружаясь в него и затем письменно фиксируя все возникающие фантазии и прочие ассоциации.
Пациенты, которые имеют некоторые способности занятия живописью или графикой, могут выразить аффект в рисунке. При этом техническая или эстетическая стороны рисунка не важны, речь идет исключительно о том, чтобы дать возможность проявиться фантазии и просто нарисовать рисунок" (C.G. Jung 1961, с. 93-95, выделено мной).

В работе "Трансцендентная функция", которую К.Г. Юнг написал еще в 1916 г., но которая была опубликована только в 1958 г., впервые четко сформулировано отношение к методу имагинации (воображения). К.Г. Юнг еще не говорит об «активном воображении», а ставит вопрос, как человек может сосредоточится, сконцентрироваться на своих фантазиях и как он может их оформить и выразить.
В это время он придает большое значение тому, что в самом широком смысле
"ждет
внутренних образов или/и слов,
которые будут восприняты  и нарисованы,
выражены и изображены
руками или всем телом ".
(C.G. Jung 1958, стр. 79-81)
Для меня очень ценно это раннее определение, так как оно включает в себя чуть ли не все формы выражения бессознательных процессов: наряду с возможностью художественного и изобразительного выражения в рисунках, историях или скульптурах К.Г. Юнг также очень интересовался театром, музыкой и особенно имагинациями. Это "расширенное представление (понятие) имагинации" по сути представляет собой кажущуюся очень современной концепцию ориентированного на действие психотерапевтического процесса.
Но давайте дадим, прежде всего, слово самому К.Г. Юнгу, так как многие его работы мало знакомы неюнгианцам.
В одном из писем К.Г. Юнг сжато и точно описывает, что он понимает под "активным воображением": "Активное воображение заключается в том, что Вы начинаете представлять какой-то образ... Рассмотрите образ и внимательно следите, как он будет развиваться или меняться. Не пытайтесь направить его в какую-то определенную форму, не делайте ничего кроме простого наблюдения, какие преобразования спонтанно произойдут. Любой образ Вашей души, который Вы так наблюдаете, рано и поздно начинает преобразовываться. Это происходит вследствие именно спонтанных ассоциаций, которые ведут к каким-то легким изменениям образа. Нетерпеливого перепрыгивания с одной на другую следует тщательно избегать. Удерживайте выбранный Вами самими образ и ждите, пока он сам по себе не начнет изменяться. Все эти преобразования Вы должны тщательно наблюдать, и, наконец, Вы должны сами войти в образ: если Вам встретиться какое-то существо, которое что-то будет говорить, то Вы тоже скажите, что захотите, и слушайте, что он или она захочет сказать. Таким образом Вы не только сможете анализировать Ваше подсознание, но и дадите Вашему бессознательному шанс анализировать Вас." (C.G. Jung 1972, с. 76)
"Нужно именно самому войти в фантазию и побудить встретившиеся там фигуры вступить в диалог. Только так бессознательное интегрируется с сознанием, а именно через диалектический процесс, т.е. через диалог между Вами и бессознательными фигурами. Что происходит в фантазии, должно происходить с Вами. Вы не должны позволять фигурам из Вашей фантазии действовать за Вас. Вы должны сохранять свое Я и только модифицировать его через бессознательное, уважая права последнего и ограничивая его только в том случае, если оно будет пытаться подавлять и ассимилировать Я." (C.G. Jung 1972, с. 195)
В статье "Отношения между Я и бессознательным" 1943 г. говорится: "Визуально одаренным следует направить свои ожидания на то, чтобы возникла внутренняя картина... одаренным в акустически-языковой сфере предлагается услышать внутренние слова... Другие в этот момент слышат просто "другой" голос... Есть опять же и другие люди, которые не обладают ни внутренним зрением, ни слухом, но их руки способны выражать содержание бессознательного... Относительно редко бывают и такие, чьи моторные дарования позволяют выражать бессознательное через движения или может быть танец. Ещё реже, но тоже встречается автоматическое письмо...
Чрезвычайно важно, однако, чтобы пациент полностью отдался переживанию фантазий, а также понимал их, поскольку интеллектуальное понимание относится к цельности результата. Но пониманию я бы давал приоритет. … Потому что главным в первую очередь является не толкование и понимание фантазий, а в гораздо большей степени их переживание Erleben.“ (C.G. Jung 1943, с. 165)
Мне кажется особенно важным, что К.Г. Юнг здесь прослеживает связь активного воображения с самыми разными методами креативного и творческого взаимодействия с внутренними образами, и особенно с практиками, основанными на действии. Сегодня это кажется особенно интересным, так как работа с "третьим пространством" сейчас широко обсуждается в психотерапевтических кругах. Ориентированные на действие и процессуально-ориентированные концепции в психотерапии представляют сейчас широко распространенный, ценный подход к психотерапевтической работе.
К.Г. Юнг рано показал относительность психотерапевтического эффекта классических "интерпретаций" наряду с невербальными процессами в рамках аналитической психологии. Это сделало возможным появление в юнгианском анализе различных невербальных методов как естественной части психотерапевтического процесса: рисования и лепки того, что человек переживает в своей душе, игры с песком (песочной психотерапии Sandplay), танцевальной и музыкальной психотерапии, а также работы со сновидениями, образами и фантазиями.
К.Г. Юнг видел два полюса психотерапии в процессуальном формировании (prozesshafte Gestaltung), с одной стороны, и понимании, с другой. "В идеальном случае оба метода равномерно сосуществуют или ритмично чередуются. Одно без другого кажется едва ли возможным, но несмотря на это встречается: за счет понимания стремление к формированию захватывает приоритет на себя, или стремление к пониманию ставит себя выше формирования. Содержание бессознательного стремиться сначала четко проявиться, что возможно только при помощи процесса формирования, и только потом быть проанализированным, когда все его высказывания будут понятно представлены. Часто сама собой возникает необходимость, чтобы неясные содержания прояснились через видимые формы. Это может происходить через пометки, рисование и моделирование. Часто руки умеют приоткрыть тайну, которую тщетно пытался понять разум. Через указанное придание формы, рисование фантазия продолжает жить дальше в бодрствующем состоянии и становится более подробной, а изначально неуловимый, изолированный случай интегрируется в целостную личность, даже если в начале это субъектом не осознается..." (C.G. Jung 1958, с.103)
К.Г. Юнг и его сотрудница Мария-Луиза фон Франц позднее четко разграничивали понятие активного воображения от других методов работы с воображением (имагинациями). Они понимали тогда под этим, прежде всего, внутренние образы из бессознательного, возникающие в состоянии бодрствования, а также осознанное взаимодействие с этими образами и появляющимися в них существами. Мария-Луиза фон Франц выделяет в имагинативном процессе четыре фазы:

1) открыть "Я" для бессознательного
2) позволить появляться образам (имагинациям), вступить в диалог
3) придать пережитому внешнюю форму
4) сделать выводы из полученного послания

Последнему положению К.Г. Юнг придавал особое значение. Он все время подчеркивал, что моральная ответственность, которая заключается в необходимости интегрировать и преобразовывать имагинации и их символическое значение в повседневную жизнь, очень высока. Только так сознание может расширяться и развиваться дальше, как он это подробно показал в концепции "процесса индивидуации". При этом К.Г. Юнг постоянно подчеркивал, что содержание бессознательного как в коллективном контексте (т.е. общественном и социальном), так и в индивидуальных (личных) рамках должно приобрести смысл, чтобы мог проявиться психотерапевтический эффект. С этой точки зрения следует понимать, почему К.Г. Юнг придавал такое значение коллективному толкованию, т.е. мифам и факторам истории жизни (анамнеза). В плане концепции "нарративной самости (нарративного, повествовательного Self)" и других современных концепций самости (Self) это основополагающее положение кажется особенно актуальным.
"Ни одному человеку никогда не пришло бы в голову, что Персею делать с головой Горгоны, если бы он не был знаком с мифом. То же относится также и к индивидуальным образам: они нуждаются в некотором контексте, которым может быть не только миф, но и индивидуальный анамнез." (C.G. Jung 1940, с. 263)
Постепенно в практике аналитической психологии стала складываться традиция, когда пациенты, как правило, дома самостоятельно прорабатывали свои имагинации и потом приносили отчет об этом на сеанс психотерапии. Х. Дикманн (Diekmann 1979) в большей степени разграничивал активное воображение от других имагинативных методов, которые используют задание мотива. Он считал, что мотивы оказывают скорее ограничивающий и сужающий эффект, препятствующий открытому столкновению с бессознательным. Он отстаивал мнение, что активное воображение можно считать "переходным пространством", а появляющиеся в образе существа "переходными объектами". Он также считал изобразительные средства выражения одним из аспектов активного воображения. При этом он также ссылался на ранние работы К.Г. Юнга об активном воображении.
Диалог между пациентом и психотерапевтом во время самого представления образов (имагинации) стал использоваться лишь постюнгианцами. Так, например, Верена Каст вновь ввела диалогическую форму работы с образами.
"Мне кажется, что имеет смысл и было бы очень полезным, чтобы работа в технике активного воображения происходила сначала на сеансе психотерапии. Тогда психотерапевт в тех случаях, где это необходимо, может брать на себя часть функций Я пациента... Цель заключается в том, чтобы сам пациент также мог взять на себя контролирующие функции в активном воображении, мог сам вести внутренний диалог без помощи извне. Но мне кажется особенно важным, чтобы обе существенные техники, составляющие суть активного воображения – позволение образам течь и возможность контролировать эти образы, вступать с ними во взаимодействие – должны сначала взять на себя два человека." (Kast 1988, с. 167-168)
В этом смысле современные концепции активного воображения вновь оказались связаны с теми подходами, которые известны по Кататимно-имагинативной психотерапии Х. Лёйнера.

Х. Лёйнер и аналитическая психология К.Г. Юнга

Х. Лёйнер начал изучать медицину с летнего семестра 1939 г., но из-за войны вынужден был прервать обучение. В своей увлекательной статье "Психотерапия в послевоенной Германии: личные воспоминания о моих больших учителях" (1995) Х. Лёйнер описывает путь своего становления.
Так как в то время не было никаких аналитических институтов, то обычно каждый, кто хотел стать психоаналитиком, искал для себя обучающего аналитика, "чтобы быть введенным в психотерапевтическую среду“. Х. Лёйнер выбрал... профессора, почетного доктора медицины Густава Шмальца, "… известного юнгианца, который сам ещё проходил анализ у К.Г. Юнга. Я, несомненно, отношу Шмальца, который был значительным и необычным человеком, к одному из своих "больших учителей". Он заложил во мне основы переживания символических процессов и показал, как они действуют. Я узнал силу переноса, технику юнгианского анализа, формы амплификации (расширения и усиления) содержания сновидений и образов в мифологическом контексте и сам продвинулся в своем собственном личностном росте... Я учился у него живой, витальной психотерапии... Через два года после окончания анализа я получил от него доброжелательный отзыв, когда я доложил о своих первых экспериментах с Кататимным переживанием образов... Впрочем литература К.Г. Юнга была мне хорошо знакома, потому что в 1946-1948 гг. она была более доступна, чем важнейшие работы З. Фрейда." (Leuner 1995, с. 7-9)
Насколько мне известно, в своих важнейших публикациях Х. Лёйнер явно не говорит о юнгианских аспектах своего психотерапевтического образования и теоретической ориентации. Это может быть связано с тем, что университетское окружение, где Х. Лёйнер должен был отстаивать свои позиции в ранние годы своего профессионального становления, было очень предвзято настроено по отношению к психоанализу в целом. Он рассказывает о своих академических учителях, что они очень критически относились к его психотерапевтическим исследованиям Кататимного переживания образов. Можно понять, что для развития и обоснования Кататимного переживания образов более подходили научные выводы "менее спекулятивных, умозрительных, отвлечённых и рискованных авторов". Кроме того имело значение, что К.Г. Юнг в отличие от З. Фрейда не создал четкого, дифференцированного учения о болезни, которое могло бы быть использовано как основание клинической теории и практики. Когда позднее Х. Лёйнер возглавил кафедру психотерапии и психосоматики Гёттингенского университета, психоаналитические институты, где можно было получить психоаналитическое образование, были ориентированы исключительно фрейдистки, и терминология З. Фрейда была языком, на котором Х. Лёйнеру было легче всего объясняться со своими коллегами. В целом его положение в академических кругах было довольно амбивалентным, так как столь разносторонняя область его интересов не всегда соответствовала устоявшимся университетским представлениям. Поэтому для Х. Лёйнера было чрезвычайно важным не испортить отношение к себе и признание со стороны своих коллег тем, что он ориентируется на "метод- аутсайдер", каким тогда еще представлялась аналитическая психология К.Г. Юнга.
Чтобы лучше понять родственные отношения между методом активного воображения и Кататимным переживанием образов, все-таки очень интересно поближе познакомиться с профессором Густавом Шмальцем.
Можно исходить из того, что проф. Г. Шмальц во время своего анализа у К.Г. Юнга вполне мог познакомиться с методом активного воображения. Он долгие годы переписывался с К.Г. Юнгом и поддерживал контакт с аналитиками "первого поколения", особенно с Марией-Луизой фон Франц, которая много сделала для пропаганды метода активного воображения. Г. Шмальц опубликовал в 1955 г. замечательную книгу "Комплексная психология и соматический симптом", в которой он описывает свой особый подход к работе с образами (имагинациями) на примере случая, с которым он работал в 1941 г. Шмальцу важно было показать, что юнгианский анализ не является какой-то эзотерической или "высшей" формой психотерапии, а может использоваться также для "обычных случаев". В своей психотерапии он исходил из работы с внутренними образами, которые следовало понимать преимущественно на субъектном уровне как отражение внутренних психических процессов и которые обладали автономной динамикой развития. Он отмечал далее, для него важна интеграция фрейдисткого, адлерианского и юнгианского подходов, которые следует учитывать в зависимости от психотерапевтической ситуации.
Психотерапевтический эффект достигался благодаря "переживанию очевидности", которое делало возможным "новый эмоциональный опыт", который в свою очередь вел затем к "изменению установок сознания". Он все время подчеркивал, что опыт переживания внутренних образов сам по себе имеет существенный психотерапевтический эффект, и это происходит и без рационального толкования в психоаналитическом смысле.
Интересно также, как выглядел сеттинг в психотерапии у проф. Г. Шмальца: на каждом сеансе он предлагал пациентам упражнение на релаксацию в стиле аутотренинга и проводил затем психотерапию в состоянии расслабления. Как показывал его опыт, таким образом бессознательный материл легче может поднятья на уровень сознания. В состоянии расслабления он работал с образами в качестве заданного мотива, которые пациент должен был представлять перед своим внутренним взором. Он также предлагал пациентам представлять в образе травматические воспоминания из их детства и прорабатывать их в состоянии расслабления. Теоретическим основанием психотерапевтической работы Г. Шмальцу служила аналитическая психология, и особенно представление об аффективно заряженных комплексах, для которых в нашем бессознательном характерно в значительной степени автономное поведение.
В целом можно сказать, что проф. Г. Шмальц, "большой учитель", несомненно оказал на молодого Лёйнера основополагающее влияние. Многие аспекты практической работы Г. Шмальца, а также его теоретические идеи нашли отражение в концепциях, которые Х. Лёйнер позднее положил в основу Кататимного переживания образов.
Примечательно, что особенно в ранних работах Х. Лёйнера 1955 г. еще можно видеть явные ссылки на К.Г. Юнга.
Х. Лёйнер положил в основу своего подхода понимание символа К.Г. Юнгом, а именно что "символ – это самое лучшее из возможных выражений сознательно-бессознательной тотальной ситуации человека для еще не понятого сознанием содержания", он подчеркивал "реальность образов " и постоянно разбирал заряженные аффектом комплексы. Имманентное родство с аналитической психологией К.Г. Юнга кроме того можно явно видеть в том, какое значение Х. Лёйнер придавал "архетипическим мотивам". Так он относил ландшафтные мотивы из окружающей природы сначала также к коллективной, архетипической символике.
"Ограничение на небольшом количестве мотивов, отчасти имеющих узкое значение, отчасти широкое, а отчасти коллективное, в качестве стандартных образов… технически оказалось особенно целесообразным. В рамках этих образов остается ещё широкий спектр возможностей для спонтанной манифестации индивидуальных представлений." (Leuner 1955 a, с. 13)
Наряду с ландшафтными мотивами Х. Лёйнер работал с архетипических позиций также с мотивом опушки леса, отверстия на болоте, пещеры и вулкана, видя здесь возможность встречи с тенью, анимой и анимусом.
Особый интерес Х. Лёйнера вызывал феномен преобразования (трансформации) архетипических существ, которые могли явиться сознанию Я из пещеры или края леса: для него было важно, как из вызывающих страх, архаических существ в ходе психотерапевтического процесса отношений постепенно преобразуются более зрелые и дифференцированные существа, с которыми Я, во всяком случае, легче вступить в коммуникацию. Он критически разбирал принципы работы архетипического содержания психики и отмечал, что в то время, как по К.Г. Юнгу архетипический праобраз (Urbild) должен действовать самостоятельно, существует опасность идентификации с архетипом. В Кататимном переживании образов Х. Лёйнер отдавал приоритет работе с более зрелыми образами процесса преобразования (трансформации). В этой связи Х. Лёйнер пишет, что "...нет никакого принципиального противоречия между наблюдаемым в конфронтации феноменом и сущностью представления о регрессии аффекта у К.Г. Юнга" (Leuner 1955 c, с. 65).
Первые концепции режиссерских принципов, которые позволяют "символически осмысленное и индивидуально согласованное вмешательство в драму", также указывают на связь с аналитической психологией:
„Несомненно они (режиссерские принципы) коренятся в области магически-мифологических переживаний, что можно считать "коллективным бессознательным" по К.Г. Юнгу“ (Leuner 1957, с.79).
Х. Лёйнер называет следующие режиссерские принципы, которые он явно связывает с концепциями аналитической психологии: уничтожить и ослабить, накормить и насытить, примирение и нежное объятие, конъюнкция (соединение) и присоединение, магически действующие средства и жидкости.
"Применение врачом режиссерских принципов легко может стать произвольным. Не всегда он может быть в достаточной мере обусловлено индивидуальной необходимостью каждого отдельного пациента. Поэтому, чтобы добиться оптимальных условий режиссуры, мы пришли к тому, чтобы предоставить возможность архетипическим существам самим управлять в символдраме. Например, мы предоставляем какому-то животному, которое воплощает прогрессивный психотерапевтический принцип, руководство символическими существами, например, чтобы отыскать в ландшафте важные места. Часто мы цитируем "большого мудреца" как фигуру хранителя или стража, если нужно позитивно направить сложные, не замечаемые сначала врачом тенденции развития в драме." (Leuner 1957, с. 87)
Обобщая, Х. Лёйнер говорил о появляющихся в имагинациях "грезоподобных человеческих, мифологических и похожих на животных символических существах": „…как и ландшафтные мотивы они репрезентативны для бессознательной, т.е. трансфеноменальной констелляции аффектов (аффективного комплекса и архетипов по К.Г. Юнгу). Посредством систематической разработки и оформления может развиться не аналитический, активный подход в психотерапии... Привычная аналитическая интерпретация символов дополняется динамическим анализом процесса." (Leuner 1957, с. 89)

Резюме

Мы можем таким образом сказать, что активное воображение по К.Г. Юнгу и Кататимно-имагинативная психотерапия по Х. Лёйнеру с самого начала находились в родственных отношениях, даже если взаимное влияние обоих методов многими авторами отодвигалось на задний план или не замечалось, потому что об этом не было известно. Важные концепции К.Г. Юнга нашли отражение в ранней концептуализации Кататимно-имагинативной психотерапии:
- энергетическое понимание души;
- понимание символа;
- субъектный уровень / объектный уровень;
- выход на архетипический и коллективный уровень психического;
- принципиальное уравновешивание понимания и действия;
- уважение к невербальным методам психотерапии; 
- расширение концепции переноса на символическое „третье“ пространство;
- теория комплексов;
- теория и практика активного воображения;
- работа со сновидениями.
В аналитической психологии К.Г. Юнга активное воображение всегда было хорошо знакомым инструментом в анализе, но его в какой-то мере хранили немного в тайне, и он был лишь немного известен широким профессиональным кругам.
Заслуга Х. Лёйнера, прежде всего, в том, что он активно интегрировал работу с имагинациями в контекст научного дискурса того времени, много сделал для ее дидактической разработки и расширил метод как диалогический метод не только по отношению к диалогу с образами внутреннего мира, но и в первую очередь в диалоге психотерапевтических отношений.
Оглядываясь на историю развития работы с имагинациями, мы можем теперь более четко видеть скрывавшиеся отчасти в тени связующие корни обоих методов. И можно надеяться, что для дальнейшего развития и дифференцировки работы с имагинациями будет полезно, что эти связи опять стали открытыми для использования...
Конечно же, и аналитическая психология может получить пользу от богатого опыта практической работы и теоретического дискурса, накопленного Кататимно-имагинативной психотерапией по Х. Лёйнеру, получив импульс для собственной работы. Это, прежде всего, опыт использования метода с самыми разными картинами болезни. Особое значение имеет также очень успешное дальнейшее развитие изначального метода "активного воображения" в работе со структурными нарушениями Я.
Точно также Кататимно-имагинативная психотерапия может многое получить от необъятного креативного арсенала трудов К.Г. Юнга, используя для своего дальнейшего развития многолетний практический опыт в интеграции различных невербальных методов в психоаналитическом процессе. Важным кажется мне также опыт применения концепции „автономных комплексов“, который очень хорошо может быть использован, например, в работе с пациентами, пережившими травму, а также использование архетипических мотивов (мудрый старец и т.п.).
Широкое понимание символа в аналитической психологии и активная интеграция работы с невербальными формами выражения бессознательного представляют, возможно, особый интерес…

Литература

Diekmann, H. Texte über Aktive Imagination - zu seinem 80. Geburtstag mit Kommentaren neu herausgegeben von Jörg Rasche, Deutsche Gesellschaft für analytische Psychologie, Berlin 2001
C.G.Jung Erinnerungen Träume Gedanken, Olten, 1961
C.G.Jung  Briefe II 1946 bis 1955, Olten, 1972
C.G.Jung  Zur Psychologie des Kindarchetypus, 1940, GW 9 I, 1976 
C.G.Jung, Praxis der Psychotherapie,GW 16, 1979
C.G.Jung, Psychologie und Religion,1940,GW 11,1979 
G.Jung  Die Beziehung zwischen dem Ich und dem Unbewussten, 1943, GW 7, 1981
C.G.Jung, Die transzendente Funktion 1916/1958, GW 8, 1982
Kast,V.  Imagination als Raum der Freiheit, München, 1988
Leuner, H. Experimentelles Katathymes Bilderleben als klinisches Verfahren der Psychotherapie, Zeitschrift für Psychotherapie und medizinische Psychologie, 5. Jahrgang, Heft 5, 1955 a. In: Ausgewählte frühe Originalarbeiten von Hanscarl Leuner zur Katathym-Imaginativen Psychotherapie, herausgegeben von der AGKB 2004
Leuner, H. Experimentelles Katathymes Bilderleben als ein klinisches Verfahren der Psychotherapie, Zeitschrift für Psychotherapie und medizinische Psychologie, 5. Jahrgang, Heft 6, 1955 b. In: Ausgewählte frühe Originalarbeiten von Hanscarl Leuner zur Katathym-Imaginativen Psychotherapie, herausgegeben von der AGKB 2004
Leuner, H. Symbolkonfrontation -ein nicht-interpretierendes Vorgehen in der Psychotherapie Schweizer Archiv für Neurologie und Psychiatrie, Band 76, Heft 1/2, Zürich, 1955 c. In: Ausgewählte frühe Originalarbeiten von Hanscarl Leuner zur Katathym-Imaginativen Psychotherapie, herausgegeben von der AGKB 2004
Leuner, H. Symboldrama, ein aktives nicht-analysieren das Verfahren in der Psychotherapie. Zeitschrift für Psychotherapie und medizinische Psychologie, 7. Jahrgang, Heft 6, 1957. In: Ausgewählte frühe Originalarbeiten von Hanscarl Leuner zur Katathym-Imaginativen Psychotherapie, herausgegeben von der AGKB 2004
Leuner, H.  Psychotherapie im Nachkriegsdeutschland: persönliche Erinnerungen an meine großen Lehrer. Katathymer Bilderbote, Heft 7, Göttingen, 1995  
Schmaltz, G. Komplexe Psychologie und körperliches Symptom, Stuttgart, 1955
Осень 2021