Добро пожаловать в ваш личный кабинет
Клуба читателей журнала «Символдрама»
Здравствуйте! Приветствуем Вас в клубе подписки журнала «Символдрама»!
Здесь Вы сможете скачать для чтения свой свежий номер, прочитать раритетные статьи из старых выпусков и познакомиться с материалами,
которые не вошли в печатное издание.
Преимущества клуба
Вместе создаем креативное пространство любителей символдрамы!
Информация
Доступ к материалам, которые не вошли в печатное издание, а также к самым интересным статьям из предыдущих выпусков
Сообщество
Возможность комментировать статьи, задавать вопросы авторам и общаться в закрытой группе читателей нашего журнала
Подарки
Участие в розыгрыше подарков от редакции и в акциях от наших партнеров
Рекомендации по выбору формата для скачивания.
Мы предлагаем членам нашего клуба электронную версию журнала Лето 2021 «Отношения и любовь в психодинамическом подходе» в двух форматах.
Формат PDF – это формат электронных документов. Будет удобен для чтения с персонального компьютера. А также при использовании 9-ти дюймовых электронных книг.
И в формате EPUB. Это самый популярный электронный формат для "читалок". С ним работают ридеры Barnes & Noble и Sony, Pocketbook, Onyx, Wexler. Кроме того, данный стандарт электронных книг используют iPhone и iPad и поддерживает эппловская программа для чтения iBooks.
Если вы обладатель смартфона с операционной системой Android и хотите использовать формат EPUB рекомендуем установить программу для чтения Lithium.
Мы работаем над расширением линейки форматов для максимального удобства.
Приятного чтения!
Материалы, которые не вошли в печатное издание
Члены нашего клуба имеют доступ к библиотеке статей по символдраме и глубинной психологии, которая постоянно обновляется!
Выбирайте свой формат!
Мы уже готовим новый зимний выпуск журнала «Символдрама» 2022 для вас!

Приглашаем продлить членство в нашем клубе на период: январь - июнь 2022г., чтобы в полной мере насладиться нашим пространством.
Стоимость участия в клубе: январь-июнь 2022г.
Любитель
Для тех, кто любит качественное чтение и полезное общение в группе единомышленников!
300 ₴ (10€)
  • Членство в клубе 6 месяцев
  • Ваша ссылочка для скачивания свежего номера журнала «Символдрама» Зима 2022
  • Доступ ко всем дополнительным статьям клуба
Заказать сейчас
Для тех, кто ценит возможность полистать печатный экземпляр и собрать коллекцию в своей домашней библиотеке у нас специальное предложение!
Предложение действительно до 29.12.2021г.
Члены нашего клуба
- Любитель или Мастер -
могут также забронировать свой печатный номер с максимальной скидкой!
Вы по какой-то случайности оказались без своего печатного номера журнала «Символдрама» Зима 2020/2021?
Номер журнала «Символдрама»
Зима 2020/2021.
Номер посвящен теме «Стиль здоровой жизни».
Многие из представленных здесь статей являются продолжением выступлений и мастер-классов на Фестивале символдрамы, прошедшем в Киеве 10 октября 2020 г.
Большинство статей этого номера посвящены Кататимно-имагинативной психотерапии и ее применению в различных аспектах психотерапевтической практики. Многие наши коллеги поделились своим опытом использования символдрамы в сфере психосоматики и ведения здорового образа жизни.
Также на страницах нашего журнала вы можете прочитать интервью с гостями СимволдрамаФест2020: вице-президентом МОКИП, доктором медицинских наук Эберхардом Вильке; педиатром Татьяной Бойко и нутрициологом Анной Лопес.
Журнал Символдрама

Хрыстя Турецька. Перевод статьи из журнала "Лето-2021"

«О дивный новый мир»:

перверсия на сцене психодинамической психотерапии


Изложение и понимание случая основывается преимущественно на формулировках французской психоаналитической школы, в частности, Жанин Шассге-Смиржель и Джойс Мак-Дугалл, которые выводят перверсивность из неосознанной агрессии против матери, а перверсивная сексуальность служит маниакальной защитой от депрессивной вины, страха психической дезинтеграции и смерти.

Вступительные замечания

В романе Олдоса Хаксли «О дивный новый мир» (1932) создание “идеального средства”  – наркотика «сомы» – ставит целью полную ликвидацию нежелательных эмоций и погружение в перманентное состояние “голубого блаженства”. Воображаемый мир Хаксли – знаменитая антиутопия. В определенном смысле, рассмотренная книга – это логическое завершение современной эпохи, в которой интроспекция целиком заменяется идеально откалиброванным физиологическим вмешательством. Эпохи, где избавиться от страданий можно путем технологических манипуляций, в том смысле, о котором в 1996 году Том Вульф писал, что “смерть фрейдизма можно подытожить одним-единственным словом – “литий”, или путем коррекции дисфункциональных убеждений по стандартизированным протоколам. Где избавиться от одиночества можно установкой на смартфон приложения Тиндер. Свайпнул фотографию влево – кандидат отклоняется, свайпнул вправо  – «согласие», на данный момент в Тиндере создано 30 миллиардов пар. И тут не идет речь о вздохах за старыми добрыми временами, а скорее о том, как эстетика и этика современного социально-технологического ландшафта может вплестись и легитимизировать такой психический ландшафт, который мы можем назвать опературным, дегуманизированным и, в конце концов, перверсивным.
В этой статье акцент делается на перверсивности как специфической форме человеческих отношений.
Определение этого вида отношений дает О. Кернберг. 
“Под перверсивными отношениями я имею в виду сознательное или неосознанное превращение чего-то хорошего во что-то плохое: любви в ненависть, смысла в бессмысленность, сотрудничества в эксплуатацию, пищи в кал. Перверсивность, как я её воспринимаю, это качество объектных отношений, которое отображает сознательное или бессознательное рекрутирование любви, зависимости или сексуальности в обычном смысле этих слов на на службу агрессии. Она отображает попытку продемонстрировать садистский контроль и всемогущество патологически грандиозного “Я” при злокачественном нарциссизме и является выражением “безумной” (Rosenfeld, 1971, 1975),  грандиозной структуры «Я», которая вызывает наиболее тяжелые негативные терапевтические реакции» (Кернберг О., 1998).

Что касается психодинамики перверсий, изложение основывается преимущественно на формулировках французской психоаналитической школы, в частности, Жанин Шассге-Смиржель и Джойс Мак-Дугалл.

Шассге-Смиржель (1985), если кратко излагать её взгляды, указывает на следующие аспекты. 
Во-первых, соглашаясь с Фрейдом, она рассматривает перверсии как регрессию к фиксации на частичном прегенитальном влечении, как замещение генитальной сексуальности, которая заблокирована кастрационной тревогой. Во-вторых, она подчеркивает регрессию к анально-садистической фазе, утверждая, что анальная вселенная может рассматриваться как предварительній набросок генитальной Вселенной. Эта анальная регрессия превращает символическое отношение к генитальному фаллосу в отношение к псевдогенитальному фекальному фаллосу, что позволяет отрицать разницу между полами (анальное “равенство” полов в противовес генитальной дифференциации), и также имеет в виду стирание границ между поколениями.
“Это похоже на то, когда всё – тело, его части, мужчины, женщины, дети, ценности – брошено в гигантскую мясорубку и доведено до состояния однородной массы. 
Это процесс, который я, как и Б. Грунбергер (1959), сравниваю с пищеварением, которое в результате заканчивается актом дефекации”. (Chasseguet-Smirgel J, 1991)
В-третьих, при вторичной защите от анальной регрессии происходит идеализация анальности с символической акцентуацией эстетических и формальных аспектов искусства, природы, физических объектов и межличностной реальности.
Развивается также идеализация своей специфической перверсии пациентом как такой, которая превосходит “обычные” генитальные отношения (с их эдипальными  проявлениями).
“Достаточно прочитать маркиза де Сада, чтобы увидеть как самые отвратительные копрофагические практики, выведенные в сферу удовольствия богов, а к тем, кто не отдается им, относятся с презрением, будто б они не были ни ценителями, ни свободными личностями”. (Chasseguet-Smirgel J, 1991)
В четвертых, отрицание отличий между полами и поколениями и идеализация прегенитального, перверсивного, частичного влечения сопровождается расщеплением, что позволяет в то же время постоянно осознавать реальность.
На сознательном уровне перверт, как и раньше, осознает реальность половых отличий и отличий поколений,  а также потребность интегрировать свои перверзные побуждения и своё сексуальное поведение каким-нибудь непсихотическим способом.
Жанин Шассге-Смиржель считает, что перверсия в конце концов возникает из необходимости отрицать реальность материнской вагины и “темного континента” внутренностей материнского живота, из неосознанной агрессии против матери, которая выражается в архаичной фантазии разрушения содержимого материнского тела, включая пенис отца, других детей и любых других препятствий для свободно-плавающей, бесконечной экспансии в материнский живот. Она считает, что агрессия против матери проецируется на неё как на поглощающую примитивную генитальную фигуру.
Потребность отрицать осознавание вагины и агрессия против содержимого материнских гениталий является основой и подкрепляющим фактором кастрационной тревоги на более поздней эдипальной стадии у обоих полов.
Возвращаясь к “Чудесному нового миру”, можно процитировать работу Джойс МакДугал «Первосцена и сексуальные перверсии»: «Сексуальная перверсия признаёт и демонстрирует свою возбуждённую либидинальную цель, но рисует завесу молчания над её самыми страшными аспектами… “Извращенный секс» широко отображён как яркое развлечение; в попытке заполнить внезапную пустоту, которая появилась в чувстве идентичности, сексуальная игра становится отчаянной попыткой освободиться от ярости и убийственных или суицидальных импульсов». (McDougall J., 1972)
В итоге, за фасадом прекрасного нового мира, где всё возможно, может скрываться реальность перверсивности как неуклонной рабской несвободы. За прекрасным новым миром Хаксли виднеется призрак тоталитаризма и психической смерти по Оруэллу.
«Один фактор, который может охарактеризовать перверта с этой точки зрения – это то, что у него нет выбора» (McDougall J., 1972)

Психотерапевтическая виньетка

Первая консультация

Причина обращения  пациентки, молодой девушки 24 лет, – чувство удушения. Невозможно дышать полной грудью. Страх нехватки воздуха. Внешний вид пациентки с самого начала был очень провокативным. Постоянно  носила обтягивающие леггинсы, полупрозрачность которых акцентировала её выразительную анатомию.
Уже на втором интервью по собственной инициативе развернула обсуждение к порнофильмам, которые ей нравится смотреть.
“Одежда подчеркивает перверсивный аспект, непристойность с её провокационными движениями, заметное несоответствие между одеждой  и человеком, возможно, несоответствие действующим социальным нормам ... это можно было бы понимать как частичное инсценирование несимволизированных травматичных ситуаций на довербальном уровне». (M.Hurni и G.Stoll, 1996)

Сценическое отыгрывание

Пациентка оставляла на себе обрывки салфеток, волосы, нитки от одежды. 
На третьем году терапии обольщение перешло в открытую фазу. Очень детально рассказывала о половым актах с парнями. Создавалось ощущение, что меня втягивают в просмотр порнофильма. Приходила в платье и, когда ложилась на кушетку, ненароком демонстрировала белье. Возникало ощущение грязи и липкости, желание проветрить кабинет. 
В то же время, этот интенсивный контакт приносил своеобразное вуйарестическое  удовольствие от причастности к острым ощущениям.
Урия Абделуахед описывает особенную «тактильную» стилистику языка перверта как атаку на способность мыслить и границы, которая проявилась на сессии:
«Я был, по сути, сокращён до простого зрителя извращенных сцен. Более того, язык Эме, который описывает эту импульсивную «мешанину», будучи вязкой и липкой, поглощал без остатка расстояние. Клейкость этого языка касалась меня своей липкой сущностью. И его тактильность не только атаковала мою способность мыслить, но уничтожила и дистанцию, и границы». (Abdelouahed, 2005)

Ремарки к анамнезу

Когда родилась младшая сестра, пациентку отдали на воспитание бабушке и тетке, потому что боялись, что пациентка причинит вред младенцу.
Вернулась к родителям перед началом школы. Страдала энкопрезом. Для получения удовольствия задерживала каловые массы и потом не удерживала их. Была «упертая», за это отец, с молчаливого разрешения мамы, нещадно бил её. Сестру ж не били никогда, потому что имела «слабую нервную систему». Сейчас сестра приняла монаший чин. Пациентка живёт отдельно от родителей, работает в ІТ. Такое обращение родителей с пациенткой можно расценивать как форму близкой к сексуальной эксплуатации.

«Более утончённые формы  насилия, направленные на сексуальность ребёнка как наиболее близкого, а значить, наиболее уязвимого… Такие перверсивные отношения, которые направлены на определённую слабую и зависимую жертву, попадают под общую концепцию нарцисстического злоупотребления». (M.Hurni и G. Stoll)

Имагинация
Стоя на опушке, наблюдает, как из леса выползает коричневая скользкая змея. Кормит её личинками пауков. Отказывается с отвращением от предложения напоить змею молоком – “змеи молоко
не едят”.

Сон об отдыхе

Приезжает на отдых, отель расположен возле моря. Вот-вот удастся  выйти на пляж. Но моря найти не может, зато находит в отеле бассейн. Бассейн все сужается и сужается, в результате превращаются в канализационные отверстие, по краям обложенное кусочками салями.

Мастурбационная фантазия

Пересматривала сюжет за сюжетом порнофильма и не могла достичь разрядки. Остановилась на японском  мультике про отвратительное чудовище с огромным пенисом, которое насилует “девушку-девочку”.
Эти сновидения и фантазии можно понимать как идентификацию с анально-садистической первосценой, в которой она «...неосознанно берет на себя роль материнского фаллоса – но этот фаллос с анальным качеством, которым только мать может управлять и контролировать». (McDougall J., 1972) А тоска по возвращению в материнское лоно редуцируется до экспансивного вторжения в анальное отверстие в качестве этого анального фаллоса.

Бойцовский клуб

П.: У меня всё нормально, была на растяжках. Тренерка хвалила, я подумала: если б с ней можно было переспать. Она красивая и сильная, и выносливая. Встречалась с парнем из Норвегии.
Он пишет: ты так измучена, тебе нужно заняться сексом. Я ему: приходи, а он: я женат, я не могу. Ну зачем он мне писал, что хочет выручить? Ты хочешь много чего, а рассчитывать не можешь ни на что. Это как-то  ненадёжно.
Т.: А если бы были гарантии, что вас не отвергнут?
П.: Тогда бы я не должна была выглядеть женственно. Развалиться как мужик,  показать живот. А притворяться нужно!
Я так боюсь этого не делать. А моей тренерке это всё понравилось бы, поэтому я бы могла быть самой собой.
Т.: А как тут? Какая тут в терапии есть область как тот живот, что её нужно прятать?
П.: Я думаю, область противного или злого. Вы сдадите меня в милицию. Я хочу беременную женщину ударить в живот. Я просто злая на них. Чтоб умер ребёнок.
Т.: Выкидыш?
П.: Это будет больно, их же нужно вытягивать. Эти женщины с животом, они показывают, что лучше тебя. Это бесит.
Т.: И тогда может возникнуть страх, что сдадут в милицию...
П.: Если бы все знали мои мысли, то никто бы со мной не общался. Моя бы мама плакала. Я какой-то монстр.
Т.: Ваши мысли как будто подтверждают то, что вы монстр. Но мысли – это не действия.
П.: В реальной жизни хочется что-то сделать. Но я бы кого-нибудь убила. Я его ударю и он нахер сдохнет. Я не хочу такого.
Т.: А что насчёт меня?
П.: Думаю, это бы было приятно. По крайней мере, это бы оправдало  то, что вы меня мучаете.
Т.: Такой бойцовский клуб между нами.
П.: Ага.

Сомы грамм и нету драм

П.: Моя собака умерла, и я тоже хочу умереть. Я не была с ней вообще. Я ничего не делала. Даже если я заведу собачку и буду с ней, то буду чокнутая. Как женщина, у которой есть ребёнок. Носит такого подсвинка на руках и сопельки вытирает.
Т.: Картина преданной любви непривлекательная. Вы может и хотели бы её, а с другой стороны она вызывает у вас отвращение.
П.: Я не хочу с этим разбираться. Потому что я не хочу, чтоб мне становилось больно.
Т.: Я думаю, если мы с этим разберёмся, то вам может стать ещё больнее. Возможность любить она такая.
П.: Я боюсь, что мама умрёт, я буду мучаться  и всё такое.
Т.: Подсвинок на руках женщины помогает справиться с тоской по младенцу на руках мадонны.
П.: Пошли они все в жопу и вы туда же. Я не хочу этого всего переживать. Я хочу, чтобы мне дали таблетку, и все прошло.
Т.: Сомы грамм и нету драм.
Ретроспективно перечитывая сессию, стало понятно, что первой цитировать Хаксли начала не я. Моя пациентка практически дословно повторила отрывок из роману «О дивный новый мир!», в котором тоска за матерью (поскольку дети там появились как неживые объекты с конвеера) превращена в отвращение и разрушение обесцениванием. «Как безумная, тряслась мать над своими детьми (своими! родными!) – ни дать ни взять как кошка над котятами, но кошка, которая умеет повторять неутомимо: «Моя детка, моя крошка». «О моя детка, как она проголодалась, припала к груди, про эти ручки, это невыразимо сладкая мука! А вот и заснула моя Крошка, заснула моя детка, и на губах белеет пузырь молока. Спит моя родная... – Да, – покивал головою Мустафа Монд, – вас не зря отвращение берет». (О. Хаксли)
«В анализе этих пациентов возникает ощущение, что они были слишком рано подвергнуты сексуальной стимуляции, а потом откинуты и дезинформированы, или обеспечены иллюзорным знанием». «За травмой отсутствия материнского пениса лежит глобальная тень отсутствующей матери» (McDougall J., 1972)

Итальянская змея

П.: Я купила себе платьишко и оно очень красивое. Оно итальянское. Вы поймёте, что я очень крутая. Маленький демон тешится – все мудаки поймут. Оно стоит три тысячи гривень, поэтому так вам всем!
Т.: Так нам всем!
П.: Ага! Встречались через тиндер. Он не очень умный, зато веселый. Он мне так сильно ввалил. Потом я его била в грудь, в живот. Потом сказал, что было сильно, но весело. Он должен прийти ко мне. Я не хочу чувствовать проституткой. Я ходила по этажу (на работе), рассказывала, что мне нужен тамада, который знает математику. Всегда эти мудаки знают про математику и про физику. Это просто травма детства. Потому что она мне нравилась, а эти мудаки мои родители – ну ты математики не знаешь. А она мне нравилась – тебе показывают формулу и ты по ней решаешь. Мы с чуваком на работе договорились, что он будет мне преподавать математику. А что если я с ним флиртую? Я так со всеми, если я не буду привлекательна, то со мной никто базарить не будет.
Т.: Так немного  соблазнять, поддерживать напряжение и тем самым  контролировать ситуацию. 
П.: Ага, ага. (Перекривляет меня)
Т.: Возможно, я также тот человек, который лучше знает. Как те с математикой и физикой.
П.: Мне не нравится, когда я думаю, что вы круче меня. У вас ученая степень есть, у вас годы опыта. Вас могут спросить, что вы думаете про нациков. Те, что марш ЛГБТ разогнали. Вы можете ответить умную вещь. Моё мнение выглядит детским. Между нами принципиальная разница. Вы можете разговаривать с умными людьми. А я ни хрена не могу сказать! Если бы мы были в кругу людей, у меня б ничего не было бы.  Было бы хорошо вас уничтожить!
Т.: Потому что все эти  мои мудрые слова ранят вас и возвышают меня.
П.: Да. Но я не хочу этого делать – выливать свой яд на вас. Я боюсь.
Я отвела в воскресенье тётю в церковь.
Потом мама сказала: «идем в магазин», я взяла много  вещей померять. А она: что это такое? И начала базарить, всё время базарить. Я боялась сказать: мама, перестань базарить. Она так специально делает, чтобы потом выставить меня насильником. Я не хочу её любить. Это только вы думаете, что те, кто не может любить, они конченые. Потому что вы можете любить. Это может для вас что-то нормальное, а для меня это «бед трип».
Т.: То есть вы перед дилеммой, потому что взять что-то, у меня что-то взять – это унижение, но и уничтожить – это потерять. Это очень тяжело – с одной стороны – остаться в одиночестве, с другой – з іншого – невыносимо терпеть от меня эти унижения. Терпеть эти слова,  эти слова, которые я говорю.
П.: Я не хочу остаться в одиночестве. Я знаю, вы хотите что-то сказать, чтобы мне легче стало. (Я удивлена, но выходит, что тупик ещё сильнее. Потому что моё желание сделать легче само по себе невыносимо для моей пациентки. И чем лучшими будут мои интерпретации, тем невыносимее ей будет их слышать. Выдерживать факт, что кто-то имеет то, чего не имеешь ты.)
П.: Я ходила на свидание, он рассказывал мне о себе, как ему тяжело, и я так же хотела, как вы. Хотела  говорить, чтобы легче стало ему. Я чувствовала себя такой жалкой в сравнении с вами. А потом меня это з***ло. Пусть мне деньги платит за это. А потом ещё таксист читал мне стихи, Лесю Украинку. И это с утра, а я слушала эту херню.
Т.: Так выглядит, что язык, слова используются не для того, чтобы 
понять, а для того, чтобы заставить что-то. Принудить. Тошнотворное 
чувство!
П.: (Долго молчит, потом прикрывает пледом рот.)
Т.: Я, глядя на вас, подумала так – эту ядовитую  змею нужно уважать. А вы как раз в этот момент прикрыли рот . Чтобы не укусить?
П.: Сейчас, когда мы чувствовали единство, когда мі дошли до общей мысли о тошнотворном чувстве, мне захотелось сделать вам очень больно. И я прикрыла рот.

«Анализ также ясно показал, что перверсивная сексуальность может служить маниакальной защитой от депрессивной вины, фактор, который, я верю, может присутствовать во всех настоящих перверсивных структурах… Фантазии, которые направлены на фаллическую кастрацию отцовского имаго скрывают фантазию о кастрации кормящей матери. Если первое желание, можно сказать, угрожает кастрацией самому человеку, то второе продуцирует тревогу, связанную с депрессией, страхом психической дезинтеграции и смерти». (McDougall J., 1972)
На одной из последних сессий клиентка обращается к другой перспективе, оказывается страшнее того, что её того, що её били, было то, как её игнорировали.
П.: Она (мама) могла перестать со мной говорить. Они говорили с папой так, будто меня не было в комнате. Но я там была! Ты не знаешь, что тебе делать. Можно ли пойти вниз и взять что-то поесть. Или ты будешь голодная целый день. Можно ли пойти в туалет.
Т.: Ну так, ты в западне... Вы читали Оруэлла?
П.: Слушала аудио на английском, можно сказать, что не читала.
Т.: Это история о тоталитарной системе, плохой еде и эмоциональной  смерти.
П.: Это мне  мне подходит.

Список литературы:
1. Hurni M. et Stoll G., La haine de
l'amour. La perversion du tien, éd.
L'Harmattan, Paris, 1996.
2. Abdelouahed. La tactilité d’une parole.
Le pervers et la substance, dans Cliniques
méditerranéennes, 2005/2 (no 72), p. 185-198.
3. McDougall, J. (1972). Primal Scene
and Sexual Perversion. Int. J. Psycho-Anal.,
53:371-384.
4. Chasseguet-Smirgel J. (1974)
International Journal of Psycho-Analysis,
55:349-357
5. Chasseguet-Smirgel J. (1991)
Sadomasochism in the perversions: some
thoughts on the destruction of reality.
Journal of American Psychoanalytic
Association., 39:399-415.
6. Кернберг О.Ф. Агрессия при рас-
стройствах личности и перверзиях/
Пер. с англ. А.Ф. Ускова. — М.: Незави-
симая фирма “Класс”, 1998. — 368 с.
7. Гакслі Олдос. Який чудесний світ
новий! Переклад з англійської: Віктор
Морозов; малюнки: Студія DVOIKA.
Львів: ВСЛ. 2016. — 368 с.

Зима 2021